Метафизика

Автор – я.Одна наша сотрудница, немолодая биохимик Наталья, иногда приходила к нам в отдел попить чаю и поделиться какой-нибудь интересной историей.

Как-то раз зашла речь о Кашпировском, Чумаке, Джуне Давиташвили и прочих магах из 90-х. Тут Наталья нахмурилась и со всей ответственностью заявила, что в мире есть что-то, чего не могут объяснить ни физики, ни химики, ни вообще никакие ученые, потому что нашей науке в целом не так уж много столетий — антибиотик лишь недавно открыли, а геном вообще только-только расшифровывать начали.

И рассказала она нам, как еще в студенческие годы отправилась она в турпоход. Шли туристы по карте к населенному пункту – деревеньке посреди полей. Но начали опускаться сумерки, а никакого жилья даже близко не было видно: ни характерных звуков, ни запаха деревни не ощущалось. Пришлось им заночевать на природе, под открытым небом, а маршрут решили скорректировать утром.

Разожгли они небольшой костерок, поели, песни под гитару спели и полезли в палатки спать. Ночью прошел небольшой дождик, а после него просыпается Наталья в кромешной ночной тьме от звука чьих-то голосов. По ее словам, словно табор цыган проходил, причем напрямую через их палатки и костерок — трещали ветки, люди говорили в полный голос, но о чем — непонятно.

Пока Наталья будила свою соседку по палатке и пыталась ей объяснить, зачем она ее будит, голоса стихли. Наталья обещала своей соседке утром их следы показать – тех, кто сквозь их стоянку прошел. После дождя они должны были остаться четкие, свеженькие.

Утром все из своих палаток повылезали, друг с другом переглядываются. Оказывается, «табор цыган» не только Наталья слышала, но и другие, из соседних палаток, тоже. Странность же была в том, что следы-то были, но они принадлежали лишь тем туристам, которые ночью из палаток вылезали, чтобы в кусты сходить. И никаких других следов, тем более от «табора», не было.

Еще страннее было увидеть метрах в пятистах деревеньку, отмеченную на карте, где туристов, как выяснилось, ждали еще с вечера.

В деревне туристам рассказали, что ближе к ночи увидели они, как туристы ставят свой лагерь и костры разжигают. Удивились, почему туристам именно на природе ночевать приспичило, но не стали им мешать песни петь. И еще одно обстоятельство удивило деревенских: зачем туристы два костра развели, да еще таких огромных?

Убедить местных в том, что у них был маленький костерок, а не два больших, туристам удалось, лишь показав его останки. В свою очередь, Наталья рассказала местным о странных голосах посреди ночи.

А деревенские, раз уж пошли такие разговоры, поведали туристам о том, что славятся эти места у них чертовщиной всякой. Что на том поле, где туристы заночевали, ели и посеешь что полезное, то либо ничего не вырастет, либо вырастет, но не пойми что, и пользы приносить не будет. И еще много чего происходило на том месте. Поэтому обходили местные то поле стороной.

Присмотрелись туристы, а ведь и впрямь: все поля засажены, а место, где была их стоянка – нет.

По словам Натальи, этот случай настолько сильно повлиял на ее мировоззрение, что она без колебаний отправилась на пять лет в Швейцарию работать по гранту – исследовать проблему метафизического мира. Оказывается, жил один богатый швейцарец и умер. А все свои деньги завещал ученым – физикам и химикам, которые в международном составе должны были бы ответить на вопрос, существует ли что-то за граню нашего физического мира. Иными словами, его интересовало, куда попадает душа после смерти?…

— И как же вы ответили на этот вопрос? – с замиранием сердца спросили мы Наталью.

— Наше оборудование предназначено для изучения лишь известного нам физического мира, — вздохнула Наталья. – Поэтому в отчете о проделанной работе мы указали, что этот вопрос лежит в области метафизики и на него удастся ответить только новому поколению ученых будущего – метафизикам…